Интервью с профессором Дэвидом Линтоном, медицинским директором iMER

Интервью с профессором Дэвидом ЛинтономМы встретились с профессором Линтоном, врачом и пилотом, для короткой личной беседы…

Вопрос:  Профессор Линтон, не могли бы Вы вкратце описать свою биографию?
Д. Л.  Я родился в 1950 г. в Претории (Южная Африка), там же получал школьное и университетское образование. Мои родители были фармацевтами, и во время школьных каникул я работал в их аптеке. Поначалу я думал, что буду хирургом, и обучался общей хирургии и гинекологии, но осознал, что хочу быть частью команды интенсивной терапии – и поэтому учился анестезиологии, а затем перебрался в Кейптаун, где изучал детскую анестезиологию и работал во всех клинических больницах Университета Кейптауна в области интенсивной терапии детей, а позднее – и взрослых. Я был также основательно обучен пульмонологии в университетской клинической больнице «Гроте Скюр» (Кейптаун), поскольку направление «интенсивная терапия» курировалось врачами, специализирующимися на лечении дыхательной системы. В середине 90-х годов я уже возглавил это отделение интенсивной терапии, а в 1996 г. был приглашён, чтобы начать работу в аналогичном Отделении центра «Хадасса» (Иерусалим). В течение последних 14 лет я совершенствовал Отделение, чтобы оно стало академическим учреждением интенсивной терапии Израиля, предназначенным для лечения самых сложных клинических случаев.

Вопрос:  Не могли бы Вы назвать самые яркие на настоящий момент события Вашей медицинской карьеры?
Д. Л.  С тех пор, как в 1970 г. в Южной Африке я поступил в Медицинскую школу, я всё время был погружён в атмосферу академической медицины. Так, в течение 39 лет я изучал искусство врачевания и продолжаю учиться чему-нибудь новому каждый день. По сути… это и есть самые яркие моменты, кульминация моей медицинской карьеры – постоянное изучение чего-нибудь нового!

Вопрос:  Нам известно, что Вы являетесь не только врачом интенсивной терапии, но и профессиональным пилотом – весьма неординарное сочетание. Что это означает?
Д. Л.  Я всегда любил полёты и смог устроить всё так, чтобы сочетать свою работу в медицине критических состояний с полётами на воздушных судах неотложной помощи. В течение 10 лет я был почётным главным медицинским директором Воздушной Службы милосердия Красного Креста (Red Cross Air Mercy Service) в Южной Африке; причём, стремясь организовать медицинские вопросы этой службы на уровне современных достижений науки, я одновременно повышал свою лётную компетенцию, получив лицензию коммерческого пилота и в ЮАР, и в Израиле. Приехав в Израиль, я «пестовал» как первое специализированное учреждение по обучению интенсивной терапии, так и первую службу турбинной санитарной авиации на Ближнем Востоке.

Вопрос:  Мы знаем, что медицина становится всё более и более специализированной профессией. В чём это выражается применительно к Вашей области деятельности?
Д. Л.  Медицина критических состояний – не только сложная мультидисциплинарная наука, но и совершенное, изысканное мастерство. Принятие решений в этой области – сложная задача, и навыки правильных суждений требуют многих лет практической деятельности и интуиции. Постоянно появляются новые доступные технологии и способы лечения, и нужно быть на уровне последних достижений медицины, чтобы результаты были наилучшими для каждого пациента.

Вопрос:   Каковы главные тенденции в этой дисциплине? Какими Вы представляете свой опыт и знания 10 лет спустя?
Д. Л.  Интенсивная терапия, как и многие отрасли высокотехнологичной медицины, с годами становится всё менее и менее инвазивной. Я полагаю, что в грядущие годы обследования и вмешательства станут более «роботизированными» и менее инвазивными, а результативность лечения будет повышаться. Показатели смертности и заболеваемости продолжат своё падение, поскольку в течение последних лет интенсивная терапия проводится в хорошо оборудованных отделениях.

Вопрос:   Профессор Линтон, а какие у Вас увлечения?
Д. Л.  Будучи мужем и отцом (у меня пятеро детей), летая на самолётах (на всех типах лёгких судов, включая реактивные), плавая, занимаясь хождением под парусами и виндсерфингом, играя на фортепиано – разве я имею время для увлечений?

Вопрос:   Профессор Линтон, как человек, неоднократно удерживающий чью-то жизнь в своих ладонях, ответьте – существует ли где-то высшая сила? Бог?
Д. Л.  Мы все – посланники и работники Бога. Мы достигаем чего-то лишь потому, что Он хочет, чтобы мы делали то, что делаем сейчас. Кто будет жить, а кто умрёт – прежде всего решает Он, и лишь потом – я!

Для получения дополнительной информации читайте далее >>

Говорят пациенты

Наталья, 47-летняя женщина из Москвы, обратилась к нам по поводу лечения рассеянного склероза в Израиле. Доктор Бенштейн принимала активное участие в организации приезда пациентки в больницу «Хадасса» и составлении плана лечения. Уважаемая доктор Бенштейн, Большое Вам спасибо за помощь в организации лечения в больнице «Хадасса» (28.08.2011 — 11.09.2011). Благодарю за составление медицинского плана и за хорошую логистическую подготовку. Я получила огромное удовольствие от общения с персоналом iMER, который очень мне помог. На предварительной стадии я прошла ряд медицинских тестов и познакомилась с доктором Вакнин. Доктор Вакнин
Читать далее >>
Свяжитесь с нами!